• 27 Октябрь, 2017 • Новости

    Герой нашего рассказа уроженец села Радогощь Комаричского района. Закончив в 26 лет Смоленский медицинский институт в 1941 г., Павел Незымаев был направлен на работу заведующим Комаричской районной больницей. После оккупации района Павел остался в тылу у врага, чтобы вести борьбу с гитлеровцами.
    В Комаричах он создал подпольную организацию молодёжи. Под его руководством в райцентре и других населённых пунктах района стали работать комсомольцы. В первые месяцы оккупации они распространяли листовки, уничтожали связь противника, вели разведывательную работу. Затем Незымаев приобрёл радиоприёмник, установил у себя на квартире, принимал сообщения Совинформбюро.
    Ночью размножал их, а подпольщики разбрасывали листовки с сообщениями по дорогам и населённым пунктам. Как главный врач округа, Незымаев был включён в созданную немецким командованием комиссию по мобилизации населения на работу в Германию и на службу в полицию.
    Он всячески саботировал мероприятия немецких властей. По справкам, выполненным им, молодые люди освобождались от отправки в Германию и от службы в полиции. Более 200 человек из них было затем переправлено в лес, в партизанские отряды.
    Как же близко с совестью ходит подлость. В группу попал замаскированный враг Кытчин. Этот мерзавец выдал всех, кого знал в лицо. Кто он такой, узнали уже после войны. Предатель Кытчин, сын промышленника, не раз сидел в тюрьме за грабежи, попал в армию по поддельным документам … Такие «Кытчины» были незаменимы в «свободной Локотской автономии» .
    Арестованных подпольщиков отправили в тюрьму поселка Локоть. Долго истязали, жестоко пытали, но не добившись ничего Дело направили в фашистский полевой суд.
    Судилище над подпольщиками состоялось 7 ноября 1942 года. Всех восьмерых патриотов приговорили к повешению. Вскоре, их привезли в Комаричи, где переодели в тряпьё и лапти.
    Станция Комаричи, центральная площадь. Виселица, 8 петель. К виселице гнали штыками, а они уже не могли идти. Эта расправа была совершена 8 ноября, на второй год войны. Так погибли комсомольцы Комаричского подполья. Перед казнью для устрашения на площадь были согнаны местные жители. Они всё видели! После казни патриотов на стене камеры была обнаружена надпись, нацарапанная гвоздем: «Нас задушите – тысячи встанут! Других задушите – миллионы поднимутся.»
    Экспресс-выставка в Музее Партизанского движения на Брянщине посвящена 75-летию подвига наших земляков. Молодых ребят, комсомольцев, патриотов своей Страны, не раздумывая отдавших жизнь за Родину.

    И еще одному знаменательному событию в этом году мы отмечаем  75-летие. Партизанской песни – «Шумел сурово Брянский лес.

    Вот очень краткая историю создания этой песни. Осенью 1942 года в штаб Брянского фронта пришла необычная радиограмма: «Оружие у нас есть, в случае чего можно забрать у врага, а вот песню как трофей, не возьмёшь. Пришлите нам песню». Это писали партизаны брянских лесов. Выполнить партизанский заказ Политуправление фронта поручило поэту Анатолию Владимировичу Софронову (1911 – 1990) и композитору Сигизмунду Абрамовичу Кацу (1908 – 1984).     А. Софронов и С. Кац к тому времени написали вместе немало песен – героических и шуточных, маршеобразных и лирических. Но какой должна быть партизанская песня? – не строевая и не танцевальная, а песня для души, которую можно было бы спеть негромко у костра, в землянке, в лесу. Авторам вспомнилась старая народная песня на стихи декабриста Кондратия Фёдоровича Рылеева (1795 – 1826) «Ревела буря, дождь шумел». Вот такой должна она быть – суровой, мужественной, эпической. Название и первые строчки новой песни «Шумел сурово брянский лес» навеяла забытая песня времен Отечественной войны 1812 года «Шумел, гудел пожар московский». Написали песню быстро. Она получилась широкой, величественной, близкой по духу характеру народных мстителей.

                             Шумел сурово Брянский лес,
                             Спускались синие туманы,
                             И сосны слышали окрест, как шли
                             Как шли на битву партизаны.
                             И сосны слышали окрест, как шли
                             Как шли на битву партизаны…

         Ни исполнить с хором, ни тем более записать песню не успели, потому что пришёл срочный приказ из штаба Брянского фронта командировать С. Каца и А. Софронова в распоряжение Брянского фронта, композитора – для оказания творческой помощи фронтовому ансамблю песни и пляски, а поэта – как военного корреспондента газеты «Известия». В штабе спецкору «Известий» предложили в канун Октябрьского праздника вылететь к брянским партизанам. В самолёте было место для только одного пассажира, поэтому композитор не смог лететь. Самолёт был загружен боеприпасами, продуктами, медикаментами и… песней, которую С. Кац перед самым отъездом спел соавтору несколько раз, чтобы А. Софронов  запомнил мелодию… Самолёт пересёк линию фронта и совершил посадку на замёрзшем озере Смелиж, близ города Трубчевска на Брянщине.
     В ночь на 7 ноября 1942 года на праздничном вечере, в землянке, вырытой в полусожжённой деревне, состоялась премьера песни «Шумел сурово брянский лес»: начальник Брянского штаба объединённых партизанских отрядов А.П. Матвеев объявил: «Поэт Софронов привёз песню, которая специально написана для брянских партизан». Впоследствии автор стихов признавался, что петь свои песни ему приходилось не раз, но такого волнения, как в ту ночь, он не испытывал никогда… «Я её спел один раз, меня попросили спеть ещё раз, потом в третий раз. Меня обнимали…» – вспоминал поэт. На следующее утро слепой баянист «с голоса» разучил мелодию, и песня пошла кочевать от землянки к землянке, от одного отряда к другому. Так в партизанском крае, окружённом со всех сторон врагами, в день 25-й годовщины Октябрьской революции состоялась необычная премьера песни «Шумел сурово брянский лес».
         Вернувшись в Москву, авторы отдали песню на радио, и она вышла в эфир в исполнении Георгия Андреевича Абрамова (1903 – 1966), после чего песню узнали и полюбили не только партизаны. Вторая «премьера» песни состоялась спустя без малого четверть века, в годовщину освобождения Брянска. 17 сентября 1966 года на площади Партизан – главной площади Брянска был открыт памятник бойцам Красной армии и партизанам – хозяевам брянских лесов, освободившим город от фашистов. На постаменте монумента высекли слова:
                             Шумел сурово брянский лес,
                             Спускались синие туманы,
                             И сосны слышали окрест,
                             Как шли с победой партизаны.

         По прошествии ещё 32 лет, 5 ноября 1998 года партизанская песня стала официальным гимном Брянской области.

    About